info 1xbet com

Президент ФТР Шамиль Тарпищев прокомментировал начавшийся в 2008 году переход русских игроков в Казахстан.

– Сначала сезона удачно выступила Рыбакина, которая родилась в Рф, но сменила гражданство на казахстанское. Как это в целом происходит? Они с вами дискуссируют, что желают поменять гражданство, либо ставят в известность уже по факту?

– Вот с чего это началось, история данного вопроса. В свое время, когда экономический кризис начался и «Внешэкономбанк» ушел от генерального партнерства, препядствия начались экономические и тема сохранения нескольких составов сборной отпала. Мы держали только ведущих. И, соответветственно, отъезд первой плеяды – Щукина, Голубева, Шведовой, их всего на сей день, как я понимаю, человек 17 должно быть – был согласованный, так как в отсутствие финансирования с нашей стороны, естественно, спортсмен отыскивает, где лучше.

Президент Федерации тенниса Казахстана [Булат Утемуратов] – он тогда был управделами президента – состоявшийся человек, и ему было доверено возглавить Федерацию тенниса. И, соответственно, заморочек финансирования в Казахстане и на данный момент нет. Другими словами они закрывают стопроцентно всю программку тренировочную и соревновательную. И, соответственно, мы тем, кто уже заканчивал играть, таким как Голубев и Щукин, дали разрешение играть и уехать туда, так как, естественно, не хотелось, чтоб они в отсутствие средств окончили карьеру. Мы вроде бы продлили им жизнь (Голубеву в год перехода был 21, Щукину – 29 – Sports.ru).

И у нас некоторый контракт был подписан с Казахстаном по поводу обмена спортсменами. Потому это был логичный процесс. А что касается Рыбакиной, Даниловой, такая девченка юная еще была, Бублика, Царица, они уезжали несанкционированно, находили наилучшую долю. У нас в теннисе устроено так чуть-чуть странновато – не знаю, разумно либо алогично, не мне судить: хоть какой спортсмен, готовый поменять гражданство, просто заявление пишет в ATP и может играть здесь же за другую страну. Но интернациональной федерацией было принято решение, что если игрок один раз был задействован в Кубке Дэвиса либо в Кубке Федерации, [в их] за другую страну он играть не может. Но сам спортсмен может играть за другую страну в личных соревнованиях.

– Как вы относитесь к тем, кто сменил гражданство: с маленьким презрением либо это уже их личное дело?

– Я так бы не осуждал. Если продлить лесенку далее, после вот этих всех катаклизмов, будем так гласить, у нас родился попечительский совет. На сей день мы имеем размеренный бюджет из года в год, и, соответственно, подписали договоры с 72 теннисистами, включая Медведева, всех других. Но, невзирая на это, что выходит? До 18 лет предки подписывают, а после 18 право подписи по контрактной системе принадлежит спортсмену. Вот на этом стыке, когда лицезреют таланты, естественно, начинают люди из других государств перебивать средствами. Но тут мы ничего не можем поделать, так как это уже воля спортсмена.

Когда Бублик уезжал, в прессе скандалы были, что ему не платили, он уехал, не давали средства. Мне звонят, я говорю: ну как можно разъяснить родителю и ему, что если он три года жил во всеволожской академии под Санкт-Петербургом, три года мы его безвозмездно кормили, бесплатный корт, бесплатные мячи и тренеры были. Они же эти средства не считают – они считают, что если их командируют, то так и должно быть.

Мы на данный момент, чтоб гораздо меньше от нас удирали, просто считаем, сколько на игрока затрачивается с момента прихода до 18 лет, и если агент какой-либо в 16 лет крадет, он должен выплатить все это. Да крадите – но платите, это от 200 до 600 тыщ баксов зависимо от человека.

Наша родина – главный поставщик теннисистов для Казахстана. У нас нет средств на всех профессиональных игроков